live124578 (live124578) wrote,
live124578
live124578

Categories:

СМЕРТЬ ДУШИ

Душа умирает, когда ее оставляет Бог

Когда же умер Адам?
митрополит Калужский и Боровский Климент

«В день, в который ты вкусишь от него (от дерева познания добра и зла), смертью умрешь» (Быт. 2, 17) – слово Господне буквально исполнилось на Адаме: человек умер.

Но из Священного Писания известно, что Адам жил 930 лет. Не сказано, сколько прожила Ева, но, видимо, примерно столько же. Тогда как совместить моментальную смерть и долгую жизнь Адама после грехопадения?

Чтобы разобраться в этом вопросе, надо знать, что словом «смерть» обозначаются разные реалии. Обычно смертью называют окончание существования организма в физическом мире, когда прекращается его жизнедеятельность и начинается распад. Этими представлениями ограничиваются биология как наука и материалисты, не признающие существование души.

По учению Церкви, в момент смерти душа покидает тело, и оно превращается в то, чем является от сотворения, – в земной прах, лишенный чувств, желаний, воли, неспособный двигаться, мыслить и вообще самостоятельно существовать. Все это способности живой души, которая сообщает их телу. Утратив связь с душой, тело становится мертвым и подлежит разложению.

Но и душа, подобно телу, может умереть. Человеческой душе жизнь дает Бог, и ее смерть заключается в разлучении с Ним. При этом она не прекращает своей жизнедеятельности, как это происходит с телом. Ведь душа человека создана вечной. Но вне Бога она использует свои способности совсем не в тех целях, для которых была сотворена. Как только душа утрачивает связь с Богом, начинается ее умирание.

В книге Бытия сказано, что биологическая смерть Адама наступила в возрасте 930 лет (Быт. 5, 5). А для единства с Богом он умер сразу же, вкусив плод запретного дерева. С этого момента Адам, который «был создан по подобию Творца бессмертным, вследствие того, что более сильный Дух (Божий) отделился от него, становится смертным», – пояснял во II веке христианский писатель Татиан.

Так человек начал качественно новое существование, в котором сочетается биологическая жизнь и духовная смерть. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал, что все потомки Адама рождаются «убитыми» вечной смертью, но не ощущают этого, так как ни один мертвец не чувствует своей мертвенности. При этом человек может развивать кипучую деятельность, оттачивать свой интеллект или творческие способности, но все это не реализует его как богоподобную личность, как образ Божий, как источник сакрального ведения для всего творения.

Это неестественное для человека существование святые отцы называют смертностью. В Священном Писании оно передано под образом кожаной одежды, по-церковнославянски – ризы. Читая, что Бог одел Адама и Еву в «одежды кожаные» (Быт. 3, 21), надо понимать, что речь идет не о той верхней одежде, которую мы носим, и не о звериных шкурах, в которых изображают первобытных людей. Этими словами изображена изуродованная грехом человеческая природа. Подобно одежде, она закрыла собой то естество, которым обладал первозданный Адам: бессмертное, тончайшее, исполненное славой Божией, озаренное светом боговедения.

Почему она названа кожей, а не другим материалом? Святитель Григорий Нисский писал, что в Библии не случайно упоминаются одежды из мертвых шкур: тем самым изображается, что смертность была взята от природы неразумных животных и накинута на природу человеческую, сотворенную для бессмертия. Святитель Игнатий (Брянчанинов) поясняет, что в итоге грехопадения человеческое тело оказалось в одном разряде с телами животных, стало существовать их жизнью и превратилось в гроб и темницу для души.

Но образ кожаных риз отражает состояние не только тела, а всего человеческого естества, включая душу. Созданный из безжизненного вещества Адам стал живой душой, будучи оживлен благодатным дыханием Божиим. Отпав от Господа, он вновь обращается в мертвенный прах. В его теле запускается процесс тления, который завершается физической смертью. Его душа начинает жить чувственными, животными удовольствиями. И даже разумная часть души – высшее, духовное начало человека, вместо устремления к Творцу опускается до обслуживания телесных и душевных стремлений к наслаждению материальным миром.

Очень трудно передать, насколько неестественным для человека является его нынешнее состояние, насколько оно не похоже на ту природу, которую Творец изначально дал человеку. Эта разница открывается только святым подвижникам, которые путем покаяния достигают высот духовного состояния.

https://azbyka.ru/kogda-umer-adam

«Ты носишь имя, будто ты жив, но ты мертв» (Апок. 3, 1)
Когда ты слышишь: «смерть души», не подумай, что душа умирает подобно телу. Нет, она бессмертна. Смерть души есть грех и вечное мучение. Поэтому и Христос говорит: «не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить; а бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10, 28). Погибшее остается только в удалении от лица Того, Кто погубил (113, 701).

Смерть души – нечестие и беззаконная жизнь (36, 832).

Как многие из живых бывают мертвыми, зарыв, как в могилу, свою душу в тело, так многие из скончавшихся живут, блистая правдой (46, 318).

Есть смерть телесная, есть и духовная. Подвергнуться первой не страшно и не грешно, потому что это дело природы, а не доброй воли, следствие первого грехопадения... Другая же смерть – духовная, так как происходит от воли, подвергает ответственности и не имеет никакого извинения. Святитель Иоанн Златоуст (44, 32).

Хотя человеческая душа поистине называется бессмертной, и она имеет своего рода смерть... Смерть бывает тогда, когда душу оставляет Бог... За этой смертью следует ещё смерть, которая в Божественном Писании называется второю. Её Спаситель имел в виду, когда сказал: «бойтесь более Того, Кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мф. 10, 28). Эта смерть тягостнее и ужаснее всех зол, ибо она состоит не в отделении души от тела, а в соединении их для вечного мучения. Блаженный Августин (113, 701).

Душа, уклонившаяся от своего непорочного естества, умирает. Душа, достигшая христианского совершенства, пребывает в этом естестве. Если же она обратится к действиям, противным естеству, то немедленно умирает. Преподобный авва Исаия (82, 230–231).

Без Духа Божия – душа мертва и без Духа не может делать того, что Божие (33, 231).

Как душа есть жизнь тела, так и в вечном и небесном мире жизнь души есть Дух Божий (33, 233).

Истинная смерть – в сердце, и она сокровенна, ею умирает внутренний человек. Преподобный Макарий Египетский (33, 130).

Когда человек, оставив всеплодие благ, по преслушанию насытился тлетворным плодом, имя же этому плоду – смертный грех, тогда немедленно умер для лучшей жизни, божественную жизнь обменяв на неразумную и скотскую. И поскольку однажды примесилась к естеству смерть, она вошла в рождающихся по преемственности. От этого и нас приняла в себя мертвенная жизнь, так как сама жизнь наша некоторым образом умерла. Ибо в прямом смысле мертва жизнь наша, лишенная бессмертия. Поэтому между двумя этими жизнями занимает середину тот, кто осознает себя между двумя жизнями, чтобы истреблением худшей доставить победу не потерпевшей изменения. И как человек тем, что умер для истинной жизни, впал в эту мертвую жизнь, так, когда умирает для этой мертвой и скотской жизни, проставляется в жизнь всегда живую. И поэтому несомненно, что невозможно прийти в блаженную жизнь, не умертвив себя для греха. Святитель Григорий Нисский (19, 303).

Растление души есть уклонение на распутия от прямой и правой мудрости; именно правая мудрость и растлилась и развратилась, пожелав всего злого. Ибо когда правые помыслы развращаются, тотчас, как тернии и волчцы, прорастают в душе семена зла. Таким образом, как в мертвом теле плодятся черви, так в душе, лишившейся Божественной благодати, расплодились, будто черви: зависть, лукавство, ложь, ненависть, вражда, брань, злопамятство, клевета, гнев, ярость, печаль, тщеславие, месть, гордыня, спесь, немилостивость, лихоимство, хищение, неправда, неразумная похоть, наушничество, пересуды, спорливость, поношения, осмеяния, славолюбие, клятвопреступления, проклятия, богозабвение, дерзость, бесстыдство и всякое другое зло, ненавистное Богу; так что человек перестал быть образом и подобием Божиим, как создан вначале, а начал быть образом и подобием диавола, от которого всякое зло. Преподобный Симеон Новый Богослов (60, 45).

Никакая смерть так не страшна, как смерть нечестивого грешника. Нечестие его возжигает неугасимый пламень, отчаяние и безнадежность. Избави нас, Господи, от такой смерти и помилуй по благости Твоей. Преподобный Ефрем Сирин (28, 509).

Смерть бывает «троякая»: телесная, духовная и вечная. Телесная смерть состоит в разлучении души от тела. Эта смерть – общая всем, праведным и грешным, и неминуема, как видим. Об этой смерти говорит Божие Слово: «человекам положено однажды умереть» (Евр. 9, 27). Вторая смерть – вечная, которой осужденные грешники вечно будут умирать, но никогда не смогут умереть; пожелают обратиться в ничто из-за жестокого и нестерпимого мучения, но не смогут. Об этой смерти говорит Христос: «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая» (Апок. 21, 8). Третья смерть – духовная, которой мертвы все, не верующие во Христа, истинную Жизнь и Источник Жизни. Также и христиане, исповедующие Бога и Христа, Сына Божия, но живущие беззаконно, мертвы этой смертью. Святитель Тихон Задонский (104, 1865).

Знаете ли вы, что такое душевная смерть? Душевная смерть – это тяжкий, смертный грех, за который человек будет вечно мучиться в аду. Почему же тяжкий грех является смертью для души? А потому что он отнимает у души Бога, которым только она и может жить, ибо как жизнью тела является душа, так и жизнью души является Бог, и как тело без души мертво, так и душа без Бога тоже мертва. И хотя грешный человек ходит, будучи живым по телу, но душа его, не имеющая Бога – своей жизни, мертва. Потому-то святой Каллист, патриарх Цареградский, и говорит: «Многие в живом теле имеют мертвую душу, погребенную как бы во гробе». Гробом является тело, а мертвецом – душа. Гроб ходит, а душа в нем бездыханна, то есть безбожна, ибо не имеет в себе Бога. Таким образом, живое тело носит в себе мёртвую душу.

Если кто не верит сказанному мной, тот пусть послушает слова Самого Господа. Он явился некогда Своему возлюбленному ученику Иоанну и сказал ему: «Ангелу Сардинской церкви напиши: ... знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Апок. 3, 1). Внемлем словам Господним: человека достойного, святого, с чином Ангела, «Ангела Сардийской церкви», Он называет живым, но считает его мертвым: «ты носишь имя, будто жив, но ты мертв». Именем жив, а на самом деле мертв; именем свят, а делами мертв; именем Ангел, а делами подобен не Ангелу, но супостату. Он жив телом, но мертв душой. Почему же? Причину этого объясняет Сам же Господь: «ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим» (Апок. 3, 2). О как это страшно и ужасно! Тот земной Ангел имел некоторые добрые дела, имел, по-видимому, и житие святое, считался и назывался людьми Ангелом, и даже Сам Господь не отнимает у него ангельских титулов и называет его Ангелом. Но поскольку он не совершенно добродетелен, не совершенно свят, не совершенно Ангел во плоти, а только по имени и мнению Ангел, свят и добродетелен, по делам же совсем иное, поэтому-то и считает его Бог мертвым. Что же можем думать о себе мы, грешные, не имеющие ни одного доброго дела, но валяющиеся в непрестанных грехах, как свиньи в болоте? Какими мы явимся перед Богом, как не мертвыми? Не скажет ли и нам Господь эти слова: «ты носишь имя, будто жив, но ты мертв»? (103, 262–263).

...Почему же опоздал Иаир? Потому, что он был нерадив и ленив. Разболелась дочь его. Он же слышит, что в их город пришел Великий Врач, исцеляющий всякие болезни словом или прикосновением, да еще и безвозмездно, не требуя ничего, кроме веры в Господа нашего Иисуса Христа; и говорит себе Иаир: пойду и я к Тому Врачу, поклонюсь Ему и попрошу, чтобы Он пришел в мой дом и исцелил мою единственную дочь. Доброе подумал Иаир, но не сделал этого тотчас: будучи нерадивым и ленивым, он день ото дня, час от часа откладывал прийти к Иисусу, говоря: завтра пойду. Когда утро наступало, он снова говорил: завтра пойду, а потом снова: завтра пойду. Когда он так откладывал со дня на день, болезнь в отроковице усилилась, и пришел к его дочери смертный час, и она умерла. Здесь мне есть дело к Иаиру.

В лице его дочери, болевшей и умершей, показан образ нашей душевной смерти. Ибо когда к человеку или случайно, или от естественной слабости, или от диавольского искушения придет какое-либо греховное желание, тогда душа его болеет. И как больной телом находится между надеждой и отчаянием, ибо он то надеется еще выздороветь, то, не надеясь выздороветь, ожидает смерти, так и душа находится между совершением греха и воздержанием от него. Она колеблется смущением, как трость ветром, когда, с одной стороны, совесть возбраняет грех, а с другой – греховное желание влечет его к замышленному злому делу. Когда он в этом сомнении начинает понемногу склоняться больше к желанию, толкающему его на грех, нежели к совести, запрещающей грех, тогда и начинается болезнь, и он болеет, пока не родит беззаконие. Когда же он придет к начаткам греховным, то начинает умирать; когда же наконец совершится грех, тогда отнимается от него благодать, и он делается мертвым. Ибо как душа является жизнью тела, гак и благодать является жизнью для души, и как тело становится мертвым после ухода души, так и душа становится мертвой после отнятия у нее через грех Божией благодати. В лице самого Иаира показан образ нашего нерадения, показан пример того, что мы ищем духовного врача для нашей души не в ту пору, когда она начинает болеть греховным желанием, не в ту, когда она уже начинает и умирать, то есть касаться греховного тела, и даже не в ту, когда она уже умирает. Когда же? В этом отношении мы даже хуже Иаира. Ведь он обратился к Иисусу тогда, когда умирала его дочь, или, как говорит святой Матфей, когда только что скончалась. Мы же не спешим обратиться к Иисусу и молить Его о воскрешении нашей души даже в том случае, когда она уже давно умерла и оледенела, когда она запахла греховной мертвечиной и сгнила. Мы даже увеличиваем каждый день ее мертвенность, повторяя те же грехопадения. Мы не заботимся о том, чтобы покаянием воскреснуть от духовной смерти в благодатную жизнь, но откладываем наше покаяние от утра и до утра, день ото дня и час от часа. Молодой откладывает покаяние до старости, а старый откладывает до того времени, когда начнет болеть к смерти: тогда, говорит, покаюсь. О безумный! Неужели тогда хочешь покаяться, когда совершенно изнеможешь и духом, и телом? (103, 540–541).

Смерть души есть разлучение с Богом, то есть лишение присутствия благодати Божией, бывающее через смертный грех. Ибо как для тела жизнь есть душа, так для души жизнь – Бог. И как после разлучения души с телом тело умирает, так и при отступлении от души благодати Божией душа становится мертвой. Согласно с этим святой Каллист говорит: «Многие имеют в живом теле мертвые души, как бы погребенные во гробе». Внемлем: он называет тело грешного человека живым гробом для мертвой души. И правда! Ибо и Христос Господь, обличая лицемерных фарисеев, говорит в Евангелии: «уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты» (Мф. 23, 27).

По какой же причине благодать Божия отходит от души (как душа от тела) и делает душу мертвой? Всем известно, что причина этого – грех. Ибо как в тела человеческие телесная смерть вошла через грех Адама, так через грех же входит в наши души смерть душевная. Смерть телесная вошла, однажды через грех Адамов, а смерть душевная входит много раз через наши согрешения. Сколько раз мы согрешаем, и согрешаем тяжкими смертными грехами, столько же раз благодать Божия отнимается от душ наших, и наши души становятся мертвыми. Вот в чем заключается смерть душевная.

Что же есть воскресение души? Воскресение души есть возвращение благодати Божией к душе человеческой. Ибо как во время Общего Воскресения, когда души возвратятся к своим телам, тотчас же все тела оживут, так и в настоящей нашей грешной жизни, когда благодать Божия возвращается к душам нашим, тотчас же души наши оживотворяются. И в этом состоит воскресение души. Святитель Димитрий Ростовский (103, 983).

Нечувствие насаждается в душу враждебным Богу миром и враждебными Богу падшими ангелами... при содействии нашего произволения. Оно возрастает и укрепляется жизнью по началам мира; оно возрастает и укрепляется от последования падшим разуму и воле, от оставления служения Богу и от небрежного служения Богу (111, 153).

Состояние мнимого спокойствия святые отцы называют нечувствием, умерщвлением души, смертью ума прежде смерти тела (112, 374).

Нечувствие тем страшно, что обладаемый им не понимает своего бедственного состояния: он обольщен и ослеплен самомнением и самодовольством (112, 377).

Гибель наша совершилась через уничтожение нашего общения с Богом и через вступление в общение с падшими и отверженными духами. Спасение наше заключается в расторжении общения с сатаной и восстановлении общения с Богом (109, 328).

Падением изменились и душа и тело человеческое... Падение было для них вместе и смертью... Смерть есть только разлучение души с телом, прежде того уже умерщвленных отступлением от них Истинной Жизни, Бога (110, 8).

Горестно наше состояние... Оно – вечная смерть, врачуемая и уничтожаемая Господом Иисусом, Который есть Воскресение и Жизнь (108, 230).

Забывая о смерти телесной, мы умираем смертью душевной (112, 120–123).

Человек есть существо падшее. Он низвергнут на землю из рая, ибо привлек к себе смерть преступлением заповеди Божией. Смерть по преступлении поразила душу человека и неисцелимо заразила его тело (112, 125).

Душа, не приносящая плода о Христе, пребывающая в падшем естестве своем, приносящая бесплодный плод естественного добра и довольствующаяся им, не привлекает Божественного попечения о себе. Она в свое время отсекается смертью (112, 133).

Пристрастие к земле умерщвляет душу вечной смертью. Оживляется же душа словом Божиим, которое ... возносит мысли и чувства ее к Небу (112, 323).

Соблазны, когда немощный человек стоит перед ними лицом к лицу, убивают его вечной смертью (112, 431).

Верующему во Христа невозможно умереть вечной смертью иначе как отречением от Христа (112, 437).

Горе мне, если дух при разлучении с телом окажется умерщвленным вечной смертью. Епископ Игнатий (Брянчанинов) (112, 458).

https://azbyka.ru/otechnik/prochee/entsiklopedija-izrechenij-svjatyh-ottsov-i-uchitelej-tserkvi-po-razlichnym-voprosam-duhovnoj-zhizni/77#sel=6:1,41:19


мыслишки:
Как кричат атеисты, что, мол, Богу разве жалко было бы дать полное бессмертие человеку? Чеж Он у вас такой злой?
Ясно, что Бог, конечно, мог бы дать самостоятельную независимую от Него жизнь и для самой души человека, но тогда человек стал бы хуже беса.
- Почему, ведь мы самые моральные и совестливые люди и можем быть такими и без Бога? -, закричат вновь атеисты.
Раз бессмертие и автономная жизнь человека уже возможна, без Бога, а человек независим и свободен, то человек стал бы сам вторым Богом, но жил бы при этом своим умом, скажем так несколько недоразвитым, потому что уже изначально не знал и не имел опыта, не различал, что такое добро и зло. И книги "что такое хорошо и что такое плохо" не было. А не зная и не ведая, что такое зло, если бы впал грех, то встал бы на сторону зла (это с вероятностью 99,9% бы и произошло) то и сам тогда сделался бы вторым сатаной и даже хуже, ибо и сатана не имеет собственного автономного и независимого от Бога существования.
Представьте себе вечно живого и неограниченного ничей и никакой властью Гитлера, Сталина, Чикатило, Мао, ПолПота, Нерона, Калигулу и т.д. или вернее даже их смесь с самыми отвратительными качествами в возведенные в бесконечную степень.
Жуть полнейшая.
Я даже осмелюсь предположить, что последовало бы дальше, бесконечная война с настоящим Богом за обладание единоличной властью, по пути уничтожая все что только возможно.
Временно терпя кого-либо как временных союзников и помощников, которых можно кинуть в топку этой войны, либо на которых можно сорвать злость, унизить, уничтожить при каких-то неприятностях.
А если изначально ограничивать власть человеку, то он уже не будет и независим и свободен.
Либо, еще вариант, возможно несколько ограничить возможности и на какое-то время дать попользоваться свой властью и пожить своим умом, принимая самостоятельные решения, чтобы так сказать прочувствовал на себе каково это все и к чему может привести. Что в принципе и сделано с нами на Земле. Нам дана самостоятельная жизнь и власть, которые и окончатся со смертью тела человека. А далее суд...и там сам лично и увидишь, кто ты есть на самом деле.
Tags: Бог, Христос, вера, православие, религия, христианство, церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments