live124578 (live124578) wrote,
live124578
live124578

Меж двух жерновов



В этом документальном фильме мы как-бы продолжим затрагивать Курск, но потом отойдем в сторону и расскажем много интересного. Ведь именно благодаря тому, что произошла победа над Курском через два года Германия потерпела поражение. Эта победа ковалась не только в то время, когда происходил бой, но еще и тогда в Псково-Печерском монастыре. Здесь наши разведчики, правда они все были в рясах приближали тот миг, когда наступит долгожданная победа. Они были как-бы чужими для своих. Многие говорили, что они предатели, но они терпели.

В фильме покажут боевой приказ Гитлера номер 6, в котором фюрер объявлял о начале операции "Цитадель". Приказ имел всего 13 засекреченных копий "только для Высшего командования". Но за три месяца до решающей схватки советской разведке удалось текст одной из них переправить в Кремль. Немцы и не догадывались, что уже не могут рассчитывать на фактор внезапности. Чтобы немецкое командование до последнего считало, что к основному удару Вермахта русские готовятся не под Курском - а под Москвой, была разработана многоуровневая "операция прикрытия", включавшая в себя несколько радиоигр, объединённых под грифом "Э" (эфир). Одна из таких радиоигр - операция "Послушники". По признанию разведчиков, одна из самых засекреченных: некоторые детали её нельзя разглашать до сих пор. В чём же была уникальность операции со столь непривычным названием?..

Информация о фильме
Название: Операция «Послушники». Между молотом и наковальней
Год выхода: 2013
Жанр: Документальный
Страна: Россия
Продолжительность: 44:57
Ведущий: Сергей Медведев
Автор сценария: Елена Шилова Режиссеры: Ольга Кушаковская, Екатерина Кругликова

В фильме принимают участие: Архимандрит Тихон (Секретарёв) - игумен Псково-Печерского монастыря, Протоиерей Олег Теор - настоятель храма св. Александра Невского, Протоиерей Владимир Попов - настоятель храма св. Николая Чудотворца Марина Сафронова - историк, сотрудник Псковского государственного музея-заповедника, Алексей Гулин - бывший военнопленный, Владимир Хотиненко - режиссёр, народный артист России, Василий Христофоров - начальник Управления и регистрации архивных фондов ФСБ РФ, Николай Долгополов - публицист, зам. главного редактора "Российской газеты", Валентина Петрова - свидетельница оккупации Пскова Олег Хлобустов - историк, ст. научный сотрудник Академии ФСБ РФ, Владислав Цыпин - протоиерей, профессор Московской духовной академии.


Архиепи́скоп Васи́лий (в миру Василий Михайлович Ратмиров; 29 декабря 1887 (10 января 1888), станица Нововеличковская, Екатеринодарский отдел, Кубанская область — 1960-е, СССР) — епископ Русской православной церкви; с сентября 1944 года архиепископ Минский и Белорусский; ранее, в 1922-1941 годы, был в обновленчестве.
В июле 1941 года принёс покаяние и был принят в «староцерковную» юрисдикцию Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Страгородским). Последнее обстоятельство может объясняться тем, что Ратмиров мог скрыть от митрополита Сергия факт своего отречения от сана[3].
17 июля назначен епископом Житомирским. Согласно воспоминаниям Михеева (2005), группа не отбыла в Житомир, так как город был сдан немцам раньше (9 июля 1941 года), чем предполагалось в НКВД[6].
В июле — начале августа 1941 года провёл подготовку для церковного служения работников НКВД подполковника[7] Василия Михайловича Иванова («Васько», старший группы) и Ивана Ивановича Михеева («Михась»[8]): идея руководителей операции Павла Судоплатова и Зои Рыбкиной состояла в том, чтобы группа в виде иподиаконов епископа Василия прибыла в епархиальный город до его занятия немцами и осталась там для выполнения разведывательных и диверсионных задач[9]. По воспоминаниям Зои Рыбкиной: «Я узнала, что в военкомат обратился епископ Василий, в миру — Василий Михайлович Ратмиров, с просьбой направить его на фронт, „дабы послужить Отечеству и оборонить от фашистских супостатов православный люд“. Пригласила его к себе домой и несколько часов убеждала взять под опеку двух разведчиков, которых он „прикроет“ своим саном. Больше всего святого отца заботило, не осквернят ли его „подручные“ храм Божий кровопролитием. На следующий день в моей квартире началось обучение двух кадровых разведчиков — „Васько“ и „Михася“ богослужению: молитвам, обрядам, облачению…»[10].
27 августа 1941 году (согласно ПЭ) назначен в Калинин (Тверь). По свидетельству Михеева, епископ Василий с группой прибыл в Калинин вместе с митрополитом Киевским Николаем (Ярушевичем), который 18 августа 1941 года освятил вновь открытый храм «на окраине города» (видимо, речь о Покровской церкви; храм был частично разрушен советской артиллерией вскоре после занятия города немцами 14 октября того же года[11]). По свидетельству Михеева[12], Ратмиров, ещё до прихода немцев, демонстративно отстранив от служения священника, ранее бывшего в обновленчестве, сумел расположить к себе группу влиятельных верующих «тихоновской ориентации[13]». Во время германской оккупации Калинина (с 14 октября до 16 декабря 1941 года), выполнял функции прикрытия для советской разведывательно-диверсионной резидентуры (иподиаконы Иванов и Михеев, а также радистка). В конце октября 1941 года, при содействии бургомистра Ясинского, открыл Вознесенский собор на Советской улице[14], который ранее использовался как областной краеведческий музей. За несколько дней до оставления Калинина немцами (в начале декабря 1941 года, после Введения), имел 2 встречи с шефом местного гестапо Крюгге, который имел в виду вербовочные цели[15].
В интервью 2013 года Михеев отмечал: «Между тем службы в Вознесенском соборе на Советской улице продолжались, общение с верующими давало возможность пополнять сведения о поведении немцев в городе, о настроениях населения, о подозрительных контактах немцев с горожанами. Всякая информация могла пригодиться. Но мы ходили по лезвию ножа: шаткой выглядела легенда епископа Василия. Стоило гестапо направить шифровку в Берлин с просьбой проверить в эмигрантских православных кругах, известен ли им этот епископ, все кончилось бы крахом. Его рассказы о годах, проведенных в ссылке в Кеми (на Белом море), тоже легко было проверить. А реальность была такова: до 1939 года владыка Василий был митрополитом Обновленческой Церкви, о чем скрыл, когда немцы потребовали от него автобиографию. Однако судьба была милостива к нам. Легенда выдержала экзамен»[16].
По освобождении Калинина советскими войсками, был задержан по наводке местного жителя как предатель и немецкий пособник и препровождён в Управление НКВД, где был «радушно» принят заместителем начальника УНКВД Крашенинниковым[17]. Продолжал находиться в Калинине вместе с Михеевым, который возглавил группу вместо «Васько» как его секретарь, — на случай повторного занятия города немцами[18].
В документе Московской Патриархии от 15 марта 1942 года упомянут в сане архиепископа. 22 марта 1943 года, «не дожидаясь освобождения от немцев всей Смоленской области», его архипастырскому попечению поручены освобождаемые местности Смоленской епархии[19]; к осени 1943 получил титул «архиепископа Калининского и Смоленского».
Историк Дмитрий Поспеловский, ссылаясь на «одного из достойнейших священнослужителей Московской Патриархии, Рукоположенного Ратмировым» (то есть Виталия Борового), писал, что «последний был нравственно разложенной личностью, но своими высокопоставленными связями немало помогал и существованию приходов и спасению из рук НКВД священников»[20].
Принимал участие в Соборе епископов 8 сентября 1943 года, избравшем Местоблюстителя митрополита Сергия на Патриарший престол[21].
С 17 января 1944 года разновременно назначен управляющим приходами Гомельской и Полесской областей[2].
С 4 сентября 1944 года — управляющий белорусскими епархиями с титулом «архиепископ Минский и Могилёвский»; с 12 февраля 1945 года — также временно управляющий Литовской и Белостокской епархиями.
В марте 1945 года был награждён правом ношения креста на клобуке.
По приказу Сталина после войны был награждён золотыми часами и медалью[22].

Историк Церкви Дмитрий Поспеловский на основании своей беседы в 1979 году с протопресвитером Виталием Боровым, который был хиротонисан Василием (Ратмировым) в диакона в октябре 1944 года, писал о последнем: «<…> тип до того нравственно опустившийся, что спасённый им из тюрьмы Виталий Боровой, впоследствии профессор-протопресвитер и один из архитекторов внешней политики Московского патриархата с конца 1940-х гг. до начала перестройки, долго сомневался в благодатности своего священства, полученного из рук этого иерарха»[26].

По словам Ивана Михеева, «владыка Василий достаточно рано ушел из жизни, в 60-е годы жизнь его оборвалась. Сказались старые болезни и переживания». По словам Михеева архиепископ Василий: «не словом, а делом доказал свой патриотизм и верность Родине в годы войны. Мне же он запомнился как человек исключительного благородства и верности своем долгу»[16].
https://ru.wikipedia.org/wiki/Василий_(Ратмиров)


Tags: Великая Отечественная война, война, победа, политика, православие, церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments