live124578 (live124578) wrote,
live124578
live124578

Categories:

Либеральная общественность

– А разве сейчас мы не видим то же самое? В стране созрел слой людей, которые открыто и бессовестно не любят Россию. Их вообще начинает трясти и тошнить от любых успехов России, от любых даже попыток по улучшению жизни, они еще больше начинают ее ненавидеть…

– Ну не нравится им, когда в России хорошо, когда в доме начинают подметать и мыть. Помойка им почему-то роднее. Для меня самого загадка: откуда взялись эти люди? Называющие себя «гражданами страны», но профессионально ненавидящие Россию. И похоже, что это уникальное качество присуще только российской «либеральной общественности», и сформировалось оно вовсе не сегодня.

– Разве? Докажите, пожалуйста.

– У нас уже есть «традиция» такого духовного вырождения интеллигенции. Вот, например, Лев Толстой – это очередное «наше всё». Он написал нам роман «Война и мир», это непревзойденная классика мировой литературы, это потрясает, и весь мир его знает. Но что этот «гигант мысли» говорит о патриотизме? Что привело в восторг Ленина, который назвал Толстого «зеркалом русской революции»? На основании чего Толстой – «зеркало», и что же такое революционное он в себе отражает? Вроде бы никаких революционных лозунгов Лев Николаевич не выдвигал. Он говорил о всепрощении, додумался написать свое «евангелие», и всю эту так называемую «толстовщину» мы знаем. Но почему же он был так люб Ленину? «Какая глыба, какой матерый человечище!» – восклицал Ленин. Оказалось, потому, что Толстой говорил: нет ничего более мерзкого и совершенно неприемлемого, чем патриотизм. Другими словами, те усилия, которые всегда предпринимает государство по воспитанию у граждан патриотического чувства, – это глубоко порочная вещь и должно быть запрещено. Мы должны исключить всякий патриотизм из общественной жизни. Можете представить, что творилось в голове у этого «зеркала русской революции»?

«Никакого патриотизма не должно быть!» Сначала я думал, что это какой-то выверт, некий досадный изъян на ясном небе русской интеллигентской мысли. Но вот я читаю Тургенева, который в беседе с Достоевским совершенно конкретно говорит, что не собирается считать себя русским: «Я не хочу быть русским, я не люблю ничего русского, мне нравятся немцы, французы – вот это действительно великая нация, а у нас сплошное варварство, сплошная темнота, и я не собираюсь вообще возвращаться в Россию, мне противна вся эта Россия». «Цивилизация должна сравнять всё, и мы тогда только будем счастливы, когда забудем, что мы русские», – завершает свою мысль писатель. И это наш классик, талантливый человек, которого мы чтим и изучаем. Вот какая зараза жила в тех, кто формировал общественную мысль и социальный настрой в России. Поэтому Ленин – это лишь апогей, завершение этого гибельного пути. Равно как и Троцкий – вершина этой ненависти, то, к чему двигались мы в течение столетий.

Необъяснимый логически страшный феномен

– Добавлю еще два эпизода, свидетельствующих о любви представителей русской интеллигенции к Отечеству. Вспоминают, что М.И. Глинка, перейдя границу России, развернулся в ее сторону, плюнул и сказал: «Чтоб никогда мне больше не быть в этой варварской стране!» Желание Михаила Ивановича исполнилось, правда, но, честное слово, обидно. Второй эпизод: Карл Павлович Брюллов приказал остановить экипаж перед границей, вышел, разделся догола и стал кататься в траве, «чтобы смыть с себя всю эту русскую грязь и в Европу вступить чистым». Каково?

– Вообще это потрясающая ситуация, некий необъяснимый феномен. По-моему, в столь любезной им Европе такой ненависти к себе, своей стране не встретишь. Да это и невозможно, чтобы были люди, профессионально ненавидящие свою родину и остающиеся при этом на вершине авторитета. Они выступают, пишут статьи, картины, снимают фильмы, им аплодируют, а они демонстрируют ненависть к России – внутреннюю патологическую ненависть, причины которой даже объяснить-то не могут толком.

– Но не все же наши интеллигенты брезгливо усмехались/усмехаются, когда слышат такие слова, как «Россия», «Отечество», – давайте будем объективны.

– Разумеется. Слава Богу. Вспомним Лихачева, Лосева, Лосского, Пришвина и сотни других достойнейших представителей подлинной русской интеллигенции. Со здоровой брезгливостью о феномене ненависти русских к России писал замечательный русский поэт и дипломат Ф.И. Тютчев: «Явление, приобретающее всё более патологический характер, – это русофобия некоторых русских людей… Раньше они говорили нам, и они действительно так считали, что в России им ненавистно бесправие, отсутствие свободы печати и т.д. и т.п., что именно бесспорным наличием всего этого им так нравится Европа… А теперь что мы видим? По мере того как Россия, добиваясь перемен, большей свободы, все более самоутверждается, нелюбовь к ней этих господ только усиливается. Они никогда так сильно не ненавидели прежние установления, как ненавидят современные перемены и направления общественной мысли в России. Что же касается Европы, то, как мы видим, никакие нарушения в области правосудия, нравственности и даже цивилизации нисколько не уменьшили их расположения к ней… Словом, в явлении, о котором я говорю, о принципах как таковых не может быть и речи, действуют лишь некие инстинкты».

– Как это актуально и для нашего времени. Сколько подобных примеров видно сегодня!

– Наверное, здесь есть нечто такое, что мы порой наблюдаем, когда человек явно духовно поврежден. Он нездоров, и с ним происходит то, что в аскетической практике называется беснованием. Такое состояние одержимости не обязательно выражается в явном антиобщественном поведении. Человек не лает и не кукарекает, но в нем явно есть какая-то темная сила, которая мучает его, им владеет, и он действует в полном с ней согласии. Нечто подобное происходит с частью нашей интеллигенции, с отдельными представителями либеральной общественности, творческой интеллигенции: поврежденность. Причем поврежденность именно духовная, когда на тебя оказывает влияние дух тьмы. По-другому быть не может: человек либо относит себя к области света и встает на путь света, либо он избирает область тьмы. И по мере того, как он из себя изгоняет Бога, изгоняет святость, изгоняет Христа, церковные таинства, это освободившееся пространство заполняется силой тьмы, и она постепенно берет человека в оборот. Именно поэтому все революционеры в первую очередь были богоборцы. Не секрет, что Ленина просто трясло от слов «Церковь», «Православие» – его просто выворачивало. По его убеждению, христианская вера является «одной из самых гнусных вещей, какие только есть на свете».

Таким образом, перед нами один из самых главных вопросов человеческой жизни – вопрос выбора. На какой ты стороне: света или тьмы? Каждый делает этот выбор. Ошибка в выборе привела к страшной катастрофе 1917 года. И сегодня вновь от этого выбора зависит будущее страны. Поскольку эти «крикуны» способны вновь раскачать «народные массы» и особенно незрелую молодежь, которая не знает, что такое революция и что будет потом. И уж наверняка вряд ли помнит о мудром предупреждении Пушкина: «Не дай вам Бог увидеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный»…

С епископом Североморским и Умбским Митрофаном
беседовали священник Павел Чидемян и Петр Давыдов
23 января 2018 г.
http://www.pravoslavie.ru/110084.html
Tags: Россия, интеллигенция, история, коммунизм, прошлое, революция, русские, человек
Subscribe

  • Вертикаль во всей красе

    Забавные две статьи нашел на просторах интернета и ЖЖ Рынок давно поделен. © "Как показывает архив писем Кирилла Шамалова, это не совсем так.…

  • Закон суров и справедлив, но ...

    Совершенно не сторонник Навального, но то как все происходит сейчас, напоминает одно "счастливое" время с отцом народа во главе и то, что те же…

  • Странные патриоты

    Одна статья. Радость по поводу действий государства по блокировке и закрытию разного похабного контента. Дело несомненно хорошее, но как всегда, есть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments