live124578 (live124578) wrote,
live124578
live124578

Category:

Немного радости и чуток юмора и афоризмов от "суровых, мрачных, печальных и ревущих" православных

Молись и радуйся. Бог всё устроит. Преподобный Паисий Святогорец


Все в жизни – милость, и все в жизни может быть радостью, если радостным сердцем равно воспринимать то, что дается, и то, что отнимается. Митрополит Антоний Сурожский


Всегда радуйтесь! От внутренней натуги ничего доброго не сделаешь, а от радости – что угодно можно совершить. Преподобный Серафим Саровский


Авва Дорофей, великий подвижник (вы читали его «Тридцать слов о подвижничестве»? – Прекрасная книга), православный христианин, аскет, говорил, что в свое время даже решил посоветоваться с духовником, так как не мог понять, откуда в его душе такая огромная радость. Он пришел и сказал духовнику то же, что и вы мне говорите:
– Отче, в Писании сказано, что в рай человек попадает через трудности и испытания. А мне так радостно! Хорошо ли это?
Авву Дорофея беспокоила его радость. А его духовник сказал ему:
– Эта скорбь, чадо, – для тех, кто горд, славолюбив и самолюбив. Смиренный же человек чувствует рай в своей душе. Ему немного трудно в самом начале пути. А когда он уже идет по нему – то прекрасно себя чувствует!
http://www.pravmir.ru/arhimandrit-andrey-konanos-u-kazhdogo-greha-est-srok-godnosti/


Среди отцов-пустынников, как и повсюду, были братья, беспокоившиеся из-за своего здоровья. Один из них, по имени Диоскорид, имел обыкновение посещать каждую неделю авву Илию, который, будучи человеком терпеливым и склонным к сочувствию, каждый раз осведомлялся о его здоровье. Диоскорид неизменно жаловался:
- Мой желудок словно изъеден тысячью червей...
Или:
- У меня как будто облако в мозгу...
Или же:
- Кости мои стали хрупкими, как тростинки.
Авва Илия утешал его, призывая уповать на Господа.
В один прекрасный день Диоскорид исчез на целый месяц.
Авва Илия стал не на шутку беспокоиться. Когда наконец Диоскорид появился, авва Илия бросился к нему с расспросами:
- Брат, я так беспокоился о тебе! С тобой что-нибудь случилось?
- Ничего серьезного, - отвечал тот, - я болел.


Человек шептал:
— Господи, поговори со мной.
И луговые травы пели. Но человек не слышал. И вскричал тогда человек:
— Господи, поговори со мной!
И гром с молнией прокатились по небу. Но человек не слышал. Человек оглянулся кругом и сказал:
— Господи, позволь мне увидеть тебя.
И звёзды ярко засияли. Но человек этого не видел. Он вскричал снова:
— Бог, покажи мне видение!
И новая жизнь была рождена весной. Но человек и этого не заметил.
Он плакал в отчаянии:
— Дотронься до меня, Господи, и дай мне знать, что ты здесь.
И после этого Господь спустился и дотронулся до человека. Но, человек смахнул с плеча бабочку и ушел прочь.


Литургия. Дьякон читает записки о здравии. Попадается одна записка на раз 10 поминается Тит. В род. падеже
- Тита
- Тита
- Тита...
после последнего имени импровизация дьякона6
- Тита, та та та та та трам-пам.
Лучше бы он этого не говорил. Дальше хор уже не мог петь.


Притча об унынии
Много лет назад Дьявол решил похвастаться и выставил на всеобщее обозрение все инструменты своего ремесла. Он аккуратно сложил их в стеклянной витрине и прикрепил к ним ярлыки, чтобы все знали, что это такое, и какова стоимость каждого из них.
Что это была за коллекция! Здесь были и блестящий Кинжал Зависти, и Молот Гнева, и Капкан Жадности. На полочках были любовно разложены все орудия Страха, Гордыни и Ненависти. Все инструменты лежали на красивых подушечках и вызывали восхищение каждого посетителя Ада.
А на самой дальней полке лежал маленький неказистый и довольно потрепанный деревянный клинышек с ярлыком «Уныние». На удивление, он стоил больше, чем все остальные инструменты вместе взятые.
На вопрос, почему Дьявол так высоко ценит этот предмет, тот ответил:
— Это единственный инструмент в моем арсенале, на который я могу положиться, если все остальные окажутся бессильными. — И он с нежностью погладил деревянный клинышек. — Но если мне удается вбить его в голову человека, он открывает двери для всех остальных инструментов...


Говоря об Адаме, один старец сказал: "Адам оказался первым из длинной череды мужей, жалующихся на пищу, полученную от жены"


21-й год идет как Господь призвал на клиросное послушание, но до сих пор не перестаю удивляться противостоянию внутри церкви людей, которые (в основном неофиты) точно знают, как должно быть, какой должна быть служба Божия, как должно читать правильно на клиросе и не дай Бог что сократить.., и людей мягко говоря на все смотрящих проще:) Помню себя,- мальчика- неофита с горящими от "велией" веры глазами, стремящегося службу не дай Бог сократить и вообще, как мне казалось преступлением, вечернюю службу проводить за час, полтора.. как минимум служба по уставу (как я себе это представлял) должна идти 2 с половиной часа по хорошему.. Пока я не узнал, что по канонам и правилам церкви служба должна идти 8 с половиной часов..:)... розовые очки неофитства стали потихоньку сползать..:))


- В чём тайна знака -666-?
- Это знак трудоблудия для дачников и трудоголиков.
- ???
- "Шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой - суббота Господу, Богу твоему". А "666"- это работай, работай и работай и Бога не вспоминай.


Грехи наши тяжкие...
Стою я в храме на Литургии перед Богоявлением, народу полный храм, идёт служба , и исповедь, народу на исповедь тоже было много. стою я значит молюсь, позади меня стоят две молодые женщины и громко между собой разговаривают, все терпят стараются не обращать на них внимание, тут я слышу как громко одна другой говорит спроси что это они все к Батюшке стоят? что там делают? другая не хочет спрашивать, та её толкает, я не выдержала повернулась и говорю тут Батюшка исповедь принимает, одна переспрашивает что??? при этом глаза сделала большие, другая ей повторяет исповедь идёт, у неё ещё глаза больше стали, и тут она выдала... Так что тут грешники собрались???:-O :-O :-O нагрешили и пришли, потом берёт подругу за руку и говорит, пойдём нам не сюда тут грешники... В храме я достояла спокойно, но от дома не удержалась и долго ещё смеялась...


ГРЕХ – короста на душе, отделяющая человека от Бога. 9 лет
ГРЕХ – мысль или действие против образа Божия в себе. 9 лет
ДУША – это пустота в человеке, которую он заполняет Богом или сатаной. 8 лет
ЖИЗНЬ – дуновение щедрости Божией на сотворённую Им природу.8 лет
ЗНАКОМСТВО – встреча разных пониманий мира, или даже разных миров. 8 лет
МЫСЛЬ – то, что отличает мир от хаоса. 8 лет
НАУКА – система познания, в которой нет места вере. 10 лет
ОТДЫХ – работа с удовольствием. 8 лет
ПТИЦА – воплощённая мысль Бога о песне и полёте. 8 лет
РОМАНТИКА – настроение, когда во всём обычном видишь чудо. 8 лет
СМЕХ – доктор для печальной души. 8 лет
СТЫД – огонь, выжигающий грех из души человека. 9 лет
УДОВОЛЬСТВИЕ – это когда много гостинцев творят чудеса с плохим настроением. 8 лет
УРАГАН – сошедший с ума ветер. 8 лет
ФАНТАЗИЯ – ткань для украшения существования души. 10 лет
ЧЕЛОВЕК – такое живое существо, у которого есть разум, речь, умелые руки и способность решать, как всё это использовать. 8 лет


ПРИТЧЕЙ ЧТЕНИЕ. МЫ СЕРЬЁЗНО!
У одного верующего человека был неверующий сын. Отец переживал сильно, но никак не мог привить юноше религиозность. Чувствуя приближение смерти,
он позвал сына:
- Исполни одну мою просьбу.
- Какую, папа?
- Когда я умру, ты сорок дней приходи в эту комнату
минут на пятнадцать.
- А что мне при этом делать?
- Ничего не нужно делать. Просто сиди. Но каждый день не менее пятнадцати минут.
Сын похоронил отца и в точности исполнил просьбу: являлся каждый день в комнату и просто сидел. Так минуло сорок дней, после которых юноша сам пришел в церковь
и стал глубоко верующим.
Лишь много лет спустя он осознал, сколь мудрым было отцово завещание. Отец понял,
что у молодых слишком быстрый ритм жизни, сплошная суета и некогда над вечным подумать: о смысле жизни, о своей душе, о бессмертии, о Боге.
Но стоит лишь остановиться,
побыть в тишине ┊
и Господь постучится в сердце...


Разговор между неофитом и его другом-атеистом:-Так ты говоришь, что стал христианином?
-Да.
-Тогда ты должен много знать о Христе.Скажи, в какой стране Он родился?
-Не знаю.
-В каком возрасте Он умер?
-Не знаю.
-Сколько у Него было проповедей?
-Не знаю.
-Ты знаешь очень мало для человека, обращенного в веру Христа!
-Ты прав.Мне стыдно,что я так мало знаю о Нем. Зато я знаю вот что: три года назад я был алкоголиком. Я был весь в долгах. У меня разваливалась семья. Жена и дети боялись моего прихода домой. Теперь я больше не пью. Мы вернули все долги. И все это благодаря Христу. Вот сколько я о Нем знаю!


На вечернем богослужении диакон выходит читать Евангелие. Делается это в центре храма. Вдруг откуда ни возьмись, как из воздуха, рядом с ним возникла бабка, которая «все знает». Диакон открывает Евангелие и только собрался произнести первую фразу, как бабулька громким шепотом начинает суфлировать:
"Во время оно…". Диакон в смущении повторяет: "Во время оно.." Бабулька: "Прииде Иисус…". Диакон: "Прииде Иисус…". Бабулька: "В Назарет!". Диакон смотрит в книгу, а затем с торжествующим видом, показывая бабке кукиш, говорит: "В Капернаум!!!"


Один мудрец сказал: «Самое лучшее лекарство для человека — любовь и забота»
Кто-то переспросил: «А если не поможет?» Мудрец ответил: «Увеличьте дозу!»


Самый короткий православный анекдот:
- Это я - то не смиренная?!


«Что такое святость? Это, прежде всего, смирение – плюс чувство юмора» издатель и переводчик Никита Струве:


Я православный, я ставлю свечки и на Крещенье купаюсь в речке. Молитвы знаю, пощусь примерно, в храм прибегаю одним из первых. А покаянье моё такое — отчёт квартальный у аналоя. Отдам бумажку, склоню головку, а плакать было б совсем неловко. Я православный, я ем просфорки, яички в Пасху катаю с горки. Я почитаю всех тех, кто в рясе, храню коллекцию священных масел. За каждым делом молюсь, конечно, а если в целом — живу безгрешно. Стихотворение Натальи Пискуновой.


Пришла однажды к Митрополиту Филарету (Дроздову) игумения Спасо-Бородинского монастыря М.Тучкова, и Святитель спросил ее, довольна ли она своими сестрами.
— Слава Богу, Владыка, — ответила она. — Такие они у меня славные, такие добрые... Да в том беда, что я-то такая грешная.
Митрополит Филарет взглянул на нее с улыбкой, перекрестился и сказал:
— Благодарю Господа, наконец-то в моей епархии нашлась грешная игумения. А то с кем ни поговори — все святые.


В конце прошлого века в Ярославле святительствовал архиепископ Ионафан, очень добрый и благостный старец. (Мне рассказывали, что на кладбище, где он похоронен, при копании другой могилы потревожили его гроб и увидели, что тело его — нетленно.)
Одно из главных благодеяний Владыки, оказанных Ярославлю, было возведение на противоположном берегу Волги превосходного кирпичного здания, где разместилось епархиальное училище. (Школа для дочерей клириков.) Заведение это было любимым детищем Преосвященного, он часто приезжал туда, служил в тамошней церкви... И вот однажды старцу-архиерею понадобилось уединиться. Поскольку училище было женское, то его пришлось проводить в туалетную комнату для воспитанниц... В то время, когда Владыка скрывался в одной из кабинок, он услышал, как к нему приближается одна из юных девиц. При этом она напевала:
— Не шей ты мне, матушка, красный сарафан...
— Не ходи, голубушка, здесь — Ионафан...
ответил ей голос архиепископа из-за двери.


Мне рассказывали, что в дневнике А.С.Суворина описывается такой забавный эпизод. Генералу Дурново был присвоен придворный чин, и по этому случаю он примерял новый мундир. Глядя на себя в зеркало, генерал спросил своего камердинера:
— Ну как, Иван? Идет мне этот мундир?
— Очень идет, ваше превосходительство, — отвечал тот, — вы в нем теперича похожи на льва.
— А где же ты видел льва? — удивился Дурново.
— А на картинке, — отвечал камердинер. — На нем Иисус Христос в Иерусалим въезжает...


Не так давно в одной из газет мне попалось интервью епископа Василия (Родзянки), который, в частности, вспоминал, как еще в детстве был свидетелем примечательного разговора. Тогдашнего предстоятеля Русской Зарубежной Церкви Митрополита Антония (Храповицкого) спросили:
— Правда ли, что большевистская власть — антихристова?
— Много чести, просто разбойники, — отвечал Владыка.


И еще одна история со слов М.Н. Ярославского. Он передал мне дословно такой рассказ своего старшего брата архиепископа, который до войны в сане священника много лет провел в заключении.
— Как-то у нас в тюремной больнице был медицинский осмотр. Там присутствовал сам начальник тюрьмы. Увидев меня, он спросил: "Ярославский, ты, если освободишься, опять попом работать будешь?" Я хотел ему ответить: "Как Бог даст". Но вдруг женщина-врач мне подсказала: "А вы ему скажите: я еще архиереем буду".


Покойный архиепископ Мелитон (Соловьев), викарий Ленинградской епархии, с юных лет весьма почитал отца Иоанна Кронштадтского. До войны ему, еще священнику, приходилось сидеть в тюрьме и бывать в знаменитом "сером доме" на Литейном. Вот рассказ Владыки Мелитона, записанный со слов его иподиакона. "Во сне ко мне является отец Иоанн Кронштадтский и говорит: "Исповедуй меня". Я говорю: "Батюшка, да что вы?! Как же я буду исповедовать в а с ?!" А он настойчиво повторяет: "Исповедуй меня". Мне пришлось повиноваться, он наклонил голову и назвал несколько незначительных грехов... В тот же день вызвали меня в "серый дом". Между прочим следователь спросил: "Вы почитаете отца Иоанна Кронштадтского?" "Да, — говорю, — очень почитаю". "Вы считаете его святым?" "Да, — говорю, — считаю". "А вы могли бы поцеловать его портрет?" При этом следователь подал мне небольшую фотографию батюшки. "Да, — говорю, — могу". Я перекрестился и приложился к портрету. "Ну, хорошо, — сказал следователь, — идите". И отпустили меня. И только выйдя от них на улицу, я сообразил, что означал мой сон..."
(Тут, пожалуй, следует пояснить, что глагол "исповедовать" имеет двоякий смысл. Можно исповедовать не только грехи, но и какую-то веру. Отсюда — существительное "вероисповедание".)


"Обнагленцами", по свидетельству В.Русака, назвал "обновленцев" в свое время Митрополит Трифон (Туркестанов). Сами себя они именовали возвышенно — "Живая церковь".
Чего-чего, а именно живости в определенном, узком смысле этого слова у них никак не отнимешь — женатый епископат, два только официальных брака у "митрополита" Введенского... "Шерше ля фам" — вот подоплека не только этого, но и почти всех прочих церковных расколов.
Англиканская церковь отделилась от Рима из-за желания короля Генриха VIII развестись с женой и сочетаться с фрейлиной Анной Болейн.
Лютер, сам августинский монах, был женат на монахине.
И это начиная с самого первейшего "раскола", когда праотец Адам из-за женщины обособился от Всевышнего.
В каком-то обновленческом приходе был престольный праздник. Богослужение возглавлял один из архиереев "живой церкви". После литургии и молебна, как положено, торжественный обед. Во главе стола сидит "владыка", а рядом с ним его "законная" супруга. Во время трапеза "архиерейша" не закрывает рта, всем командует... В конце концов сам "владыка", смущенный ее развязностью, примирительным тоном произносит:
— Ну, что уж ты, матушка...
— Какая я тебе матушка?! — вскидывается она. — Я — владычица!


И вот настали самые страшные времена. Тут уже брали всех подряд, без разбора — и "тихоновцев", и "обнагленцев"... К 1941 году на территории огромной страны сохранилось ничтожное корличество действующих храмов, и почти все клирики были репрессированы. Если перед войной Митрополиту Сергию задавали вопрос: "Как живете?", он неизменно отвечал:
— Просторно. Один правящий архиерей у меня в Хабаровске, а другой — в Литве.


История, произошедшая во МХАТе. Во время антирелигиозной кампании (быть может, той самой, о которой была речь выше) тщательно осматривали все помещение, чтобы удалить иконы. (Актеры, надо сказать, народ весьма склонный к мистике, впрочем, они скорее суеверны, нежели религиозны.) И вот по театру разнеслось, что одна из старейших актрис Л.Коренева категорически отказывается убрать из своей гримерной икону Святителя Николая. Об этом сообщили актеру Борису Ливанову, и он сказал:
— Они напрасно хлопочут, старуха ни за что ее не уберет.
— Но почему же?
— А у нее икона с автографом самого святого.
(Тут следует добавить, что Святитель Николай, чудотворец Мир Ликийских, жил в III веке.)


Среди хрущевских мер удушения Церкви не последнее место занимало введение грабительских налогов — до пятидесяти и более процентов — с дохода священнослужителей. Известный своею прямотой "наш Никита Сергеевич" сформулировал свою новую политику по отношению к религии с предельной откровенностью, он заявил:
— Попов надо брать не за глотку, а за брюхо.
Введение новых налогов сопровождалось скандальными, а то и курьезными случаями. Некоему сельскому батюшке предложили уплатить весьма значительную сумму. Шли недели, месяцы, а он ничего не вносил и в финотдел не являлся, несмотря на многочисленные вызовы. Наконец, он прибыл туда с большим мешком и с порога осведомился, где сидит заведующий. Зайдя к начальнику в кабинет, батюшка, не говоря ни слова, высыпал на письменный стол содержимое своего мешка — яйца, мясо, картошку, лук и прочую снедь.
— Это что же такое? — сказал изумленный заведующий.
— Как что? Налог.
— Позвольте... Но налог уплачивают деньгами...
— А мне в церковь денег не носят, — сказал батюшка. — Весь мой доход — продукты... Так что получайте...
Помнится, налог с этого чудака сняли.


В середине шестидесятых годов протоиерей Борис Старк встретился в здании ярославского епархиального управления с фининспектором.
— Борис Георгиевич, — сказал тот, — как же вы должны нас ненавидеть... Ведь столько денег проходит через ваши руки и почти все в наш карман.
Отец Борис отвечал ему так:
— Позвольте, я расскажу вам небольшую притчу. Некий старец жил в пещере на Святой Афонской горе. Однажды к нему пришел ученик и сказал: "Авва, у тебя тут пыль, грязь, паутина... Да к тому же пауки и клопы. Благослови, я возьму веник и все это вымету". Старец отвечал ему так: "Оставь их, чадо. Эти насекомые необходимы для меня, они отсасывают дурную кровь..." Вот так и вы со своими налогами. Если бы этого не было, в Церковь устремились бы корыстные люди, а так все знают о налогах и притеснениях, и к нам идут только те, кто действительно хочет послужить Богу и Церкви.


В пасхальную ночь в некоторых московских храмах бывает множество специально приглашенных лиц. Особенно много в патриаршем соборе — дипкорпус, иностранцы, любопытствующие советские начальники, разного рода знаменитости. Е. в свое время предложил на пасхальной литургии по этому случаю изменять чинопоследование и вместо того, чтобы возглашать "Оглашенные изыдите" (т.е. желающие принять крещение), говорить так:
— Приглашенные, изыдите, приглашенные изыдите! Да никто от приглашенных, елицы вернии паки и паки Господу помолимся!


Как-то в Ярославле 9 мая к тамошнему Вечному огню пришла депутация духовенства во главе с Митрополитом Иоанном.(Молиться или служить панихиды раньше было категорически запрещено.) Постояли. Помолчали. Полюбовались языками пламени.
— Нет, — вполголоса проговорил отец И.М., — это еще не вечный огонь...
Реплика имела успех. Е. тогда же сочинил заметку для церковной печати:
"9 мая Святейший Патриарх в сопровождении постоянных членов Священного Синода посетил могилу Неизвестного солдата у Кремлевской стены. Иерархи в скорбном молчании созерцали Вечный огонь, уготованный сатане и аггелом его".


В свое время возникли, да и теперь еще продолжаются споры о том, следует ли перевести богослужение со славянского языка на русский. Один из противников перевода так сформулировал самую суть проблемы:
— А как этот перевод осуществить? "Отверзу уста моя и наполнятся духа..." Значит, придется петь так: "Открою рот и наполнится воздухом"?


Директор школы в большом украинском селе узнал, что некий житель не только сам посещает храм, но и водит туда своих детей. Он пригласил верующего к себе в кабинет для доверительного разговора.
— Что же это получается? — начал директор. — Все у нас плывут по течению, а вы один — против течения?
— А по течению только мусор плывет, — отвечал христианин.
На том разговор и кончился.


А вы обращали когда-нибудь внимание на самую конструкцию слова "комсомолец"? Мы все к нему настолько привыкли, что не задумываемся об этом... Но мне известен случай, как маленькая девочка из христианской семьи спросила свою маму:
— А комсомольцы — кому они молятся?


Некий батюшка служил в Московской епархии, где-то недалеко от города Клина. Ему предстояло очередное награждение, его должны были возвести в протоиерейский сан. Незадолго до Пасхи ему принесли телеграмму из епархиального управления. На бланке, который священнику вручил почтальон, было напечатано буквально следующее:
"Вам надлежит прибыть для возведения в сан п р о т и в е в р е я"


Покойный протоидакон Александр Пижицкий рассказывал мне, что в Ростове-на-Дону он знавал священника, который проповедовал примерно так. Он выходил на амвон и начинал:
— Братья и сестры...
(В это время на глаза его навертывались слезы.)
— Сегодня мы празднуем Введение Пресвятой Девы Марии во храм...
(Тут уже слезы текли по его щекам.)
— Пресвятая Дева... ее праведные родители...
В этот момент его начинали душить рыдания, и он не мог уже произнести ни одного слова... Но, глядя на батюшку, начинали плакать присутствующие в храме... Так продолжалось еще некоторое время, и, наконец, батюшка, плачущий, удалялся в Алтарь.
И прихожане в один голос утверждали, что лучше этого священника не проповедует никто.


Батюшка исповедует. Неподалеку от него стоит несколько женщин и один мужчина.
Подходит очередная исповедница.
Священник спрашивает:
— Как ваше имя?
— Катерина.
— Е-катерина, — поправляет священник.
Следующая к нему приближается.
— Имя?
— Лизавета.
— Е-лизавета, — говорит священник.
Подходит мужчина.
— Как ваше имя?
— Е-тит.


Подходит мужчина.
Спрашиваю:
— Вы в Бога верите?
— Верю. Конечно, верю. Ну, не так, конечно верю... Некоторые верят, ну, прям взахлеб...


Иногда выясняется поразительное невежество.
Некий батюшка во время исповеди почувствовал, что прихожанка о христианстве имеет самое смутное понятие. Тогда он указал ей на лежащий на аналое Крест.
— Вот посмотри сюда. Кто здесь распят?
— Я, — отвечает, — батюшка, без очков. Не вижу...


Весьма трудно исповедовать современных детей — за редчайшими исключениями. Так внушаешь им необходимость быть добрыми и терпимыми...
Протоиерей Борис Старк рассказал мне, как в Париже русский батюшка исповедовал ребенка из эмигрантской семьи.
— Ты ни с кем не ссорился?
— Нет.
— Ты никого не обидел?
— Нет.
— И тебя никто не обидел?
— Нет.
— Ну, может быть, у тебя какая-нибудь неприятность была?
— Лягушку видел...


Известный в свое время священник О.Р. рассказывал о таком поразительном случае из своей практики. К нему подошла женщина и попросила отслужить молебен о здравии Василия. Батюшка облачился и приступил к священнодействию.
Во время молебна женщина эта плакала горькими слезами и с таким отчаяньем, что священник был весьма тронут ее горем. Когда служба отошла, он участливо спросил:
— Кто же этот Василий? Сын он тебе или муж?
— Да какой там муж... Кот это, кот мой, батюшка...
— Как так — кот? — священник опешил.
— Да так... Кот мой любимый, Васька у меня пропал... Вторую неделю его нет... А мне тут и посоветовали: сходи в церковь, отслужи молебен о здравии...
Отец О. сделал ей строгое внушение и удалился в Алтарь.
Но история эта имела продолжение. На другой же день женщина эта появилась в храме и бросилась к о. О.
— Батюшка!.. Батюшка!.. Не знаю, как тебя и благодарить... Кот-то мой, Васька, вернулся... Я вчера из церкви прихожу, а уж он меня ждет... Как отслужили молебен, так он и вернулся... Ведь полторы недели пропадал... Спаси тебя Господи, батюшка... Дай Бог тебе здоровья..


В наши бедственные времена необычайно распространились так называемые "заочные отпевания". В старой России это дозволялось лишь в самых крайних случаях. А теперь — то храма нет ближе чем за сто километров, то родственники время не хотят терять и завозить покойника в церковь, а кто-то и боится — заочно отпевают почти всех начальников, да и простых членов партии. Мне, например, довелось в Егорьевске заочно отпевать секретаря райисполкома, даму, которая причинила Церкви немало зла.
Практику эту ни с какой стороны нельзя одобрить. Помнится, маститый ярославский протоиерей, покойный отец Прокопий Новиков, когда его просили кого-нибудь отпеть заочно, обыкновенно говорил так:
— Я заочно в баню не хожу.


Родственники самоубийц часто едут в епархиальное управление и там составляют прошение на имя правящего архиерея. Через некоторое время иногда им по почте приходит ответ, практически всегда гласящий одно и то же: "Благословляется отпеть заочно". С этим они являются в храм.
В Ярославле один батюшка показывал мне курьезнейшую бумажку. Это была обыкновенная квитанция на совершение требы, одна из тех, которые обыкновенно приносят из-за ящика в Алтарь. На этом клочке рукою старосты прихода было написано буквально следующее:
"Заочное отпевание. Сидоров Иван Иванович удавился с благословения Владыки".
Но самым забавным было то обстоятельство, что тогда (конец восьмидесятых годов) ярославским Владыкой был архиепископ Платон, чья фамилия — Удовенко.


А вот рассказ о некоем священнике рационализаторе.
Таинство исповеди завершается тем, что батюшка возлагает на голову кающегося епитрахиль и произносит разрешительную молитву. После этого исповедовавшийся целует лежащие на аналое Евангелие и Крест. Так вот этот "рационализатор" вычитывал положенные молитвы, проводил общую исповедь, после чего читал общую разрешительную молитву, вешал епитрахиль на гвоздик возле аналоя с Крестом и Евангелием, а засим удалялся в Алтарь. А исповедники по очереди сами накладывали себе на головы конец висящей епитрахили, а потом, как положено, целовали Крест и Евангелие.
Мне вспоминается, будто архиерей этого "рационализатора" запретил в священнослужении.


Один художник, реставратор икон, рассказывал о совсем уже дикой странности, которую он наблюдал в каком-то приходе. Во время литургии около самого амвона ставился столик, а на нем ваза с печением. Во время пения "херувимской" к этому столику поочередно подходили все присутствовавшие в храме, аккуратно брали из вазы по одному печению и откладывали в сторону... В это время поется:
— ...всякое ныне житейское отложим попечение...
А тамошние верующие воспринимали эти слова так — "отложим по печению".


Мой друг, протоиерей Б.Г., родом москвич, начинал свое служение на Кубани. Был он тогда молод и неопытен. В первые же недели на станичном приходе он совершил множество "заочных отпеваний". И почти все покойники были мужчины. Документов там никаких не спрашивали, оформляли требу просто, а батюшка отпевал себе и отпевал.
Но вот однажды он обратился к женщине, которая заказала заочное отпевание, с вопросом:
— А давно он у вас умер?
— Как умер? — удивилась та. — Он — живой...
— Как живой? — опешил батюшка.
— Так — живой, живехонький... Ничего ему, подлецу, не делается...
И тут выяснилось, что в тех местах существовало суеверие: если заочно отпеть неверного мужа, он вернется к семье. Словом, батюшка мой, сам того не ведая, за несколько недель отпел всех распутных мужиков целой округи.
Разумеется, в дальнейшем он неукоснительно требовал, чтобы предъявлялись документы о смерти...


...помяни, Господи, раба Твоего и м р е к а. Н. Лесков. "Соборяне"


Теперь пора перейти к тому, что я называю "лесковщиной в чистом виде". Возникает это явление по двум наиглавнейшим причинам. Первая — оговорки. Типичнейший пример тому — "рвань на дырище". Кому-то пришлось читать в храме 101-й псалом, там есть такая фраза: "бых яко нощный вран на нырищи" (по русскому переводу: как филин на развалинах). Так вот чтец вместо не вполне понятных "вран на нырищи" произнес нечто более доступное его разумению — "рвань на дырище".
Вторая причина возникновения забавных и немыслимых словосочетаний та, что "закон Божий" за годы советской власти никогда и нигде не преподавался (кроме как в немногочисленных духовных школах). И прихожане наши все, что произносится или поется в церкви, вынуждены воспринимать со слуха. Отсюда и возникают — вместо "иеромонаха" — "аэромонах", вместо "Мелхиседека" — "Мелкосидел", вместо "митрофорного протоиерея" — "микрофонный", вместо "Преосвященного Митрополита" — "облегченный мелкополит"...


Инспектор духовного училища, исключивший Ахиллу Десницына из синтаксического класса за "великовозрастие и малоуспешие", говорил ему:
— Эка ты дубина какая, протяженно сложенная!
Н.Лесков. Соборяне


Сразу же после возобновления семинарии в Троице-Сергиевой лавре туда были приняты два молодых человека – братья Жеребцовы. При этом поступали они врозь, с разницею в год.
Был погожий солнечный денек 1 сентября. Окна аудитории, где собрались только что принятые семинаристы, были открыты, там виднелся зеленый лужок, на котором паслось несколько лошадей.
Преподаватель знакомился с учащимися и вызывал их всех по списку.
— Жеребцов, — сказал он.
Молодой человек встал.
Преподаватель посмотрел на него и сообразил, что это, должно быть, брат того, который уже учится во втором классе.
— Это не ваш брат... – начал педагог и машинально указал большим пальцем в сторону окна... Он не успел договорить фразы и окончить жеста, как с улицы донеслось громкое ржание лошади...
Тут "бурсаки" и сам преподаватель залились веселым смехом. Класс долго не мог успокоиться.
Эпизод этот стал известен не только в семинарии, но и во всем монастыре. Об этом рассказали даже Патриарху Алексию, который в эти дни пребывал в Лавре.
Протекли годы. Оба брата Жеребцовы давно окончили семинарию, женились и оба стали московскими священниками. И вот уже в середине пятидесятых годов управляющий делами Синода о. Н.Колчицкий был с докладом у Патриарха Алексия. Речь зашла о вакансии в каком-то столичном храме. Протопресвитер сказал Святейшему:
—Я предлагаю назначить туда священника Жеребцова.
Услышав эту фамилию, старенький Патриарх стал что-то такое припоминать, потом улыбнулся и проговорил:
— Жеребцова? Жеребцова... А-аа... Это – который ржал, когда сено подешевело?..
Реплика эта в тот же день стала известна всем клирикам Москвы.


Я уже упоминал о том, что в семинариях до сих пор составляются пародийные акафисты, высмеивающие начальствующих и преподавателей. Но вот шутка с политическим оттенком, и в семидесятых годах, когда она была в ходу, ее "авторы" и "исполнители" могли за нее поплатиться. К сожалению, в записи это сильно проигрывает, тут все надо произносить вслух с соответствующими интонациями.
Д и а к о н: Вонмем!
Ч т е ц: Прокимен, глас четвертый. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Х о р: Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Ч т е ц: Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма.
Х о р: Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
Ч т е ц: Пролетарии всех стран...
Х о р: Соединяйтесь!
Д и а к о н: Премудрость!
Ч т е ц: Соборного послания Леонида Брежнева чтение!
Д и а к о н: Вонмем!
Ч т е ц: До-ро-гы-я то-ва-ры-щы...


В пятидесятых годах в Московской Духовной академии обучались два студента. Один из них был араб, а другой русский, и жили они вдвоем в одной комнате. Были они молодые и здоровые, а потому Великим Постом постоянно чувствовали приступы голода. А тут, как на грех, студента-араба посетили родственники и тайно передали ему сырую курицу. Получивши этот дар, он сумел уговорить своего соседа по общежитию тайно зажарить птицу и съесть. Они раздобыли электрическую плитку, сковородку, заперлись в своей келии и приступили к стряпне... Запах жареного скоро проник в коридор, и это учуял один из преподавателей. Он подошел к двери, из-под которой несло скоромным, постучал и потребовал немедленно открыть. Войдя в комнату, преподаватель указал на плитку со сковородкой и грозно спросил:
—Что это у вас?
— Курица, — обреченно отвечал русский студент.
— Но – на оливковом масле! — с вызовом добавил араб.


"Бурсак" забежал на семинарскую кухню. Увидев кусок сыра, он схватил его и отправил в рот.
— Ты что? — возмутилась повариха. – Ведь сегодня среда!
— Разве?.. А я думал, что пятница...


Еще о посте. В семинарию поступил мальчик, как видно, из семьи от Церкви далекой. Через несколько дней он объявил своим новым товарищам:
— Я поститься не могу. Я буду ходить в к о к л е т н у ю...


На экзаменах по гомилетике (искусство проповеди) бывают такие вопросы – сказать слово на заданную тему. Например, первое обращение к пастве священника, только что назначенного на приход. (Мне самому довелось на экзамене произносить такую проповедь.) Так вот бурсаки сочинили небольшой стишок – первое слово пастыря к пастве.
Благословен Бог наш –
Я – поп ваш.
И ныне и присно –
Владыкой присланный.
И во веки веков –
Учить вас, дураков.


Вообще же гомилетика многим "бурсакам" дается с большим трудом. Искусство говорить публично – вещь сложная, и тут возникает множество забавных историй. Вот одна из них. Некоему учащемуся назначено было говорить проповедь в академическом храме. Выйдя на амвон, он увидел преподавателей, своих товарищей и одну старую монахиню. А посему начал свою речь таким обращением:
— Отцы, братья, сестры и матушка Матрона...
Раздался общий смех, и проповедь не состоялась.


Рассказывали мне о подобном эпизоде, который произошел в Ленинградской семинарии. Некий "бурсак" приготовил проповедь и выучил ее наизусть. Но как только вышел на амвон, от волнения забыл все, что должен был сказать.
— Братья и сестры, — начал он, потом беспомощно повторил, — братья и сестры...
После этого "проповедник" некоторое время помолчал, силясь вспомнить текст, но безуспешно... тогда он в третий раз возгласил:
— Братья и сестры... спасайтесь, кто как может!
И с этими словами убежал из храма.


Весьма своеобразные фигуры бывают и среди семинарских преподавателей. Например, протоиерей Зотик Я. Его предмет – церковное пение, и предан он ему до самозабвения. У меня до сих пор в памяти стоит его вдохновенное лицо. Он буквально вещает:
— Интервалы! Интервалы! Да вы знаете, что такое в музыке интервалы?.. Кто бы мы с вами были без интервалов?.. Мы бы были – лишние люди!..
Или:
— Кварта! Да вы знаете, что такое кварта?.. Это такой интервал, с которого начинается гимн Советского Союза!..
Помнится, я сочинил коротенькую эпиграмму на него, но – увы! — среди соучеников моих почти никто не мог оценить ее по достоинству.
Экзамен Отца Зотика
- Чистейшая экзотика!


Совершенно замечательно проводит экзамены профессор Московской Духовной академии А.И.Осипов. Я сам, помнится, сдавал ему апологетику. На том экзамене он заметил, что некий батюшка имеет слабое понятие об Исламе, и тут же сказал ему:
— Вот две религии – Магометанство и Ислам. Какая между ними разница?.. Или даже так: три религии – Ислам, Магометанство и Мусульманство... Что вы можете сказать об их различиях?
Этот профессор, бывало, усаживал двух экзаменующихся рядом и говорил им:
— Вот вы – православный священник... А вы – мулла... Теперь начинайте доказывать друг другу истинность своей веры.


А.И.Осипову принадлежит, на мой взгяд, превосходная метафора.
— Выдвигать в качестве аргумента против существования Бога то, что Его не видели космонавты, то же самое, как если бы некто бегал бы с ложкой по берегу океана, черпал бы время от времени воду и кричал: "Видите? Китов в океане нет! Видите? Нет китов!.."

К пожилому сельскому батюшке
подошел кришнаит и спросил:
— Можно ли молится так: Харэ кришна, харэ рама?
Батюшка, немного туговатый на ухо ответил:
— Не только можно, но и должно, так и говори:
Харя грешна, харя дряна
Обязательно добавляй :
Помилуй мя, Господи!



http://pravoslavie.fm/interested/15-pra​voslavnykh-shutok-dobrym-lyudyam-na-p/
http://pravoslavie.fm/yumor/15-obrazchi​kov-pravoslavnogo-yumora-dlya-p/
http://vk.com/orthodox_smile
http://www.hamburg-hram.de/category/ves​elie
Михаил Ардов. "МЕЛОЧИ АРХИ... ПРОТО... И ПРОСТО ИЕРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ"
Tags: вера, веселие, мысль, православие, радость, философия, христианство, церковь, человек, юмор
Subscribe

  • Всё знает наука, кроме ...

    Вот уже на протяжении многих столетий разные ученые пытаются разгадать все тайны нашей планеты, но пока этого никому так и не удалось Первая тайна…

  • Котэ наше фсё

    И удалился я в спальню свою, и лёг, ибо была ночь. Но кот, увидев, что я лёг в спальне своей, забыл всё добро от господина своего и возопил:…

  • Как кговавый цагь светлых навальнят гноил

    Недавно губернатор прислал мне 49 рублей 68 копеек, я не знаю, что это за деньги. Сначала думал, что их отпускает государство, на мое содержание,[16]…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment