live124578 (live124578) wrote,
live124578
live124578

Category:

О ВРАГАХ ЦЕРКВИ (Колонка главного редактора, сентябрь, 2011)

Оригинал взят у air_olga в О ВРАГАХ ЦЕРКВИ (Колонка главного редактора, сентябрь, 2011)
или Монолог, который нужно произносить молча

«Доказать веру нельзя, можно только показать живым дыханием правды», — сказал Сергей Фудель, философ и публицист, который за свои убеждения почти 30 лет провел в ссылках и лагерях. Мне кажется, нам надо почаще напоминать себе эти слова, когда сегодня мы пытаемся (а иногда и изо всех сил рвемся) ответить на выпады против Церкви так называемых «антиклерикалов» и «врагов Церкви».

Я отнюдь не утверждаю, что люди Церкви не могут вести диалог со «светским миром», что они должны молчать, когда оскорбляют их веру. Речь о другом: всегда ли целью подобных споров становится восстановление правды, а не стремление поставить оппонента «на место»? И всегда ли даже видимая победа в таком споре имеет ту значимость, которую приписывает ей «защитивший правду» победитель?

Недавно в одном интервью мой коллега, журналист Константин Эггерт, сказал: «Сила православных не в том, чтобы на каждое высказывание в блоге отвечать пресс-релизом. Сила — в спокойной убежденности, что Христос — высшая Истина». И я думаю, тем, кто очень переживает по поводу растущего антиклерикализма, стоило бы просто вспомнить, как спокойно и достойно вели себя люди в эпоху гонений, когда этот антиклерикализм был намного более жестким, страшным и просто опасным для жизни. В тех, мягко говоря, некомфортных условиях христиане умели оставаться христианами и не переживали столь нервно из-за «антицерковных настроений».Вспоминается замечательный факт из жизни священномученика Петра (Зверева), архиепископа Воронежского. Всякий раз, когда он входил в комнату следователя для допроса, служащие ГПУ невольно обнажали голову. Его христианское спокойствие и величественность, очевидно, были убедительнее любых слов.

Не менее ярко эта христианская убедительность проявилась и в известном «молчаливом диспуте» философа Василия Розанова и святителя Феофана Полтавского, духовника последней царской семьи. Они как-то встретились в саду Петербургской духовной академии, и Василий Васильевич начал горячо обвинять в чем-то монашество. Владыка Феофан слушал, опустив голову и ничего не отвечая, он был очень собран и, видимо, молился. Через несколько минут монолога Розанов, наблюдая молчание архиепископа, вдруг начал путаться, говорить все тише и тише, наконец замолк и после паузы сказал: «А может быть, Вы и правы!».

«Но ведь я-то, — вспоминал потом святитель Феофан, — ни единого слова не произнес в ответ на его речь. Однако он правильно понял мое молчание. Как умный человек, он сам почувствовал слабые стороны высказанных мыслей».

Конечно, во многом этот эпизод — красивая история, но за ней есть и содержательная истина. Недаром православные говорят, что вера показуется, а не доказуется. За этими словами стоит опыт и понимание того, что христианство не требует логических аргументов. Не потому что оно нелогично, а потому что они не нужны. И, кстати, в этом заключается великая сила христианства — ведь человек в своей жизни не так часто на самом деле руководствуется логикой. Наши представления о рацио как о движущей силе человеческой жизни бесконечно далеки от истины. Любой человек, взглянув на свою жизнь или на жизнь окружающих, поймет, что расчет определяет наши действия в очень малой части. Взять хотя бы человеческие симпатии: двое встретились, познакомились — и вот они готовы общаться всю жизнь, а некоторые, наоборот, через минуту понимают, что терпеть друг друга не могут. Общение мужчины и женщины, взрослых и детей — во всем логика далеко не всегда играет главную роль.

Ну а если с этой точки зрения посмотреть, чем в действительности руководствуются «антиклерикалы», если заглянуть куда-то, чтобы понять, что скрывается за логическими построениями их лозунгов и заявлений, то получится, что главные враги Церкви — это мы сами. Раз мы ведем себя так, что, глядя на нас, люди начинают стремительно придумывать антихристианские аргументы, это значит, что мы их как-то как минимум не убеждаем.

Но даже если отвлечься от взаимоотношений верующих и неверующих и поговорить о личном спасении, то и тут врагов Церкви полезнее искать не вовне. Есть у Честертона в «Оке Аполлона» замечательный диалог:
— … Они считают, что их вера лечит все болезни тела, — сказал Фламбо.
— А лечит ли она единственную болезнь духа? — серьезно и взволнованно спросил отец Браун.
— Что же это за болезнь? — улыбнулся Фламбо.
— Уверенность в собственном здоровье, — ответил священник.

Кто для меня, как для человека, стремящегося к Богу, главный враг Церкви? — Я сам, потому что ничто извне не может мне помешать прийти ко Христу. Как сказал однажды мой духовник, единственное, что может помешать спасению человека — это его личное «я», раздутое до таких размеров, что оно заслоняет собою Христа.

И думается, если этого врага верующему человеку удастся одолеть, то со всеми остальными он уж как-то должен справиться.

Tags: Бог, Христос, атеизм, вера, духовная жизнь, обвинения, религия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments