live124578 (live124578) wrote,
live124578
live124578

Categories:

Самая лучшая в мире вакцина?

Проклятая оппозиция опять выкопала на свет какую-то дичь. Мы конечно же не верим им, они все наврали и всех обманули, но должны ознакомится с их вредительской версией бросающей тень на нашу самую лучшую в мире медицину и нашу савецкую армию и дать решительный отпор инфоагентам запада, клацающего бугжуйскими зубами на нашу годину.


Кириллу Беспалько 19 лет, и он мечтает стать офицером армии России. С каждым днём вожделенное будущее становилось всё более осязаемым, ведь парень поступил в смоленскую военную академию ПВО. Почему «становилось», в прошедшем времени? Дело в том, что сейчас Кирилл находится в реанимации, и причиной тому стала массовая вакцинация курсантов от коронавируса. Хотя корректнее даже не так, ведь злосчастный укол оказался лишь катализатором синдрома Гийена-Барре. Но до критического состояния парня довёл не недуг, а нежелание военных медиков замечать проблему.

Эта история началась в первой половине февраля, когда Кириллу и другим курсантам ввели первый компонент вакцины от COVID-19. Какой препарат вкололи будущим офицерам до сих пор доподлинно неизвестно даже родителям нашего героя, ведь им на руки не дают никаких выписок.

Вскоре после укола юноша ощутил недомогание: сначала температура перевалила за 37°C, а после стали болеть и слабеть ноги, но Кирилл не жаловался. Так продолжалось до Дня защитника Отечества, когда боль в конечностях стала нестерпимой. Лишь 25 февраля в телефонном разговоре с родителями парень наконец поделился проблемой:

«Мне так плохо! Не могу стоять, не могу сидеть — у меня отнимаются ноги. Как будто онемели...» — процитировала сына Оксана Беспалько.

Сразу после тревожного звонка она связалась с офицером, курирующим первокурсников. Тот оперативно снял Кирилла с наряда и направил его в санчасть. Дежурный терапевт бегло осмотрел парня и заключил, что тот «абсолютно здоров». Онемение конечностей, опухшие колени, температура 35,5°C, повышенное давление — на все эти симптомы медик просто закрыл глаза. Тем временем тогда ещё неизвестное заболевание прогрессировало.

На следующий день Кирилл утратил чувствительность стоп, и только после этого его направили в смоленский военный госпиталь. Казалось бы, где-где, а здесь курсанту точно должны были помочь. Увы, лишь «казалось». На деле же ситуация ухудшалась чуть ли не с каждым часом. Если в день госпитализации Кирилл передвигался самостоятельно, то уже в понедельник он оказался в инвалидной коляске — потеря чувствительности стремительно «поднималась» вверх по телу.

«Его госпитализировали только в пятницу вечером. К нему пришёл дежурный врач, осмотрел и... Ушёл! Вплоть до понедельника ему давали только витамины и „Лоратадин“, ничего больше! И как диагноз записали растяжение связок. Сначала Кирилл кое-как сам мог ходить, потом его на руках носили другие курсанты из госпиталя! Даже до туалета сам дойти не мог — падал. А в понедельник, 1 марта, признался, что это онемение пошло вверх, и ему поставили катетер», — то и дело срываясь на плач, вспоминает Оксана.

Сразу после этого родители Кирилла выехали из Брянска в Смоленск. Здесь их встретил начальник госпиталя, который сходу заявил, что паниковать не надо, мол, все нормально, просто подвернул ногу. Но стоило им зайти в палату, как стало ясно: ничего «нормального» уже и в помине не было.

«Сынок лежал, как рыба, будто воздуха просил, глаза подзакатаны были, весь обливался потом, не мог встать, был горяченным! Даже разговаривать не мог! Нас стали сразу выгонять из палаты, но я буквально выгрызла право быть рядом с ребёнком и спросила, как они его вообще лечат, сделали ли УЗИ, МРТ, хоть что-нибудь... А они мне в ответ: „Нет надобности!“ Тогда я потребовала дать мне градусник, они не хотели давать, но я добилась — оказалось 40°C! — делится мать. Женщина уже даже не пытается бороться со слезами. — Я умоляла предоставить нам вертолёт или реанимабиль, чтобы отвези сына в другой госпиталь, но они только перевели его в реанимацию. Всю ночь с ним была медсестра, а в 5 утра они нам наконец выделили машину, и мы помчались в военный госпиталь в Подольск».

***

В Подмосковье Кирилла доставили к полудню 2 марта. Только здесь родители парня увидели, что врачи действительно беспокоятся за состояние их сына и хотя бы пытаются спасти ему жизнь. Несмотря на это, состояние пациента перманентно ухудшалось — стала пропадать чувствительность рук.

В Подольске семья Беспалько пробыла недолго: через пару-тройку часов после прибытия Кириллу поставили диагноз «синдром Гийена-Барре», и его экстренно транспортировали в столицу, в военный госпиталь имени Вишневского. Там курсант оказался уже к восьми часам вечера. Следом поехали и родители, всю последующую ночь они провели в машине у входа в медучреждение, где все врачи неврологического отделения боролись за жизнь их сына.

«Сейчас с нашим ребёнком работает целая бригада врачей, делается всё необходимое: уже вкололи первую дозу плазмы, постоянно проводятся обследования. Самое главное, что он в сознании, дышит самостоятельно и остановилось прогрессирование болезни. Но нам сказали, что в Смоленске время было очень сильно упущено! Если бы они не игнорировали Кирилла, он бы ещё мог ходить, не дошло бы до такого кошмара! А сейчас только ворочает головой. Состояние тяжёлое, но стабильное», — уже чуть более спокойно рассказывает мать.

Что пугает больше всего — из-за халатности смоленских медиков спасать жизнь Кирилла фактически пришлось его родителям. Если бы не их настойчивость, ситуация могла оказаться ещё страшнее, ведь следующим этапом развития болезни, согласно описанию её классического течения, должен был стать паралич дыхательных и краниальных мышц.

По сути, реальное лечение началось лишь 3 марта, спустя неделю(!) после обращения Кирилла к медикам. О том, чем для парня обернётся синдром Гийена-Барре, говорить пока слишком рано. В пользу курсанта играет то, что он молод и силен (занимался спортом всю сознательную жизнь), против — потерянное в Смоленске время. Увы, в то, что болезнь пройдёт бесследно, мало кто верит. И вот почему: родителям парня уже довелось побеседовать с несколькими людьми, перенесшими тот же недуг. Один из них благодаря реабилитации длиной в год сумел восстановить все двигательные функции, но не на 100%, другой — остаётся инвалидом-колясочником даже после 5 лет лечения.

Теперь же самое главное для родных Кирилла хотя бы поставить его на ноги и наказать людей, которые настолько запустили ситуацию. Для этого мать и отец парня уже обратились в администрацию президента и министерство здравоохранения. Мы же, в свою очередь, направили редакционные запросы непосредственно в академию и в министерство обороны. Ответов пока не последовало, но при получении обратной связи мы обязательно ознакомим с ней наших читателей.

***

В коронавирусном 2020 году чиновники всех калибров взахлёб нахваливали отечественную медицину. Мол, в отличие от загнивающего Запада сумели отразить ковидный удар. Но что мы видим на жутком примере Кирилла Беспалько? Абсолютно здоровый юноша решает отдать долг Родине, но попадает под колёса заржавевшей государственной машины, сметающей на своём пути и чужих, и своих. Мы искренне надеемся, что у семьи Беспалько получится добиться хотя бы наказания смоленских «лекарей». Увы, это не станет универсальной панацеей ни для российского здравоохранения, ни для армии, максимум — подорожником на гангрене.


https://readovka67.ru/news/70042
Tags: Россия, страна, человек, чиновник
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Journal