live124578 (live124578) wrote,
live124578
live124578

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Вспомнили о моральном духе

Ну, почитаем о совковом воспитании савецкого человека и зачем недобитой творческой интеллихенции пришлось приложить немало сил, дабы поднять дух молодых строителей коммунизма, воспитанных партией, в войне с немецкими пролетариями

"Дух" это что-то из поповских сказок, правда ведь, товарищи совкодрочеры и идейные атеисты?

Но за неимением лучшего пришлось пользоваться буржуазно-эксплуататорской терминологией и вытаскивать из прошлого, где до этого были лишь одни эксплуататогы тгудового нагода разных буржуев и классовых вгагов савецкой власти, как то князей, бояр, графьев с царями и показывать их в качестве примера савецким людям, вместо прогнившей теории тунеядца и бездельника вовки ульянова о единении пролетариев всего мира в борьбе против эксплуататоров


В начале войны у наших бойцов не только не было ненависти к врагу, в них жило некоторое уважение к немцам, связанное с преклонением перед внешней культурой. Это тоже было результатом воспитания. (О как! прямым текстом, чуть уточним: в результате совкового воспитания) В двадцатые и тридцатые годы любой советский школьник знал, каковы показатели культуры того или иного народа — густота железнодорожных сетей, количество автомашин, наличность передовой индустрии, распространенность образования, социальная гигиена. Во всем этом Германия занимала одно из первых мест. В вещевых мешках пленных красноармейцы находили книги и тетради для дневников, усовершенствованные бритвы, а в карманах фотографии, замысловатые зажигалки, самопишущие ручки. «Культура!» — восхищенно и в то же время печально говорили мне красноармейцы, пензенские колхозники, показывая немецкую зажигалку, похожую на крохотный револьвер.

Помню тяжелый разговор на переднем крае с артиллеристами. Командир батареи получил приказ открыть огонь по шоссе. Бойцы не двинулись с места. (Охринеть, тут совки потоянно вещают о том, что только благодаря партии все как один бросились на фошиздов, а тут савецкие бойцы по приказу савецкого командира не захотели стрелять во врагов) Я вышел из себя, назвал их трусами. Один мне ответил: «Нельзя только и делать, что палить по дороге, а потом отходить, нужно подпустить немцев поближе, попытаться объяснить им, что пора образумиться, восстать против Гитлера, и мы им в этом поможем». Другие сочувственно поддакивали. Молодой и на вид смышленый паренек говорил: «А в кого мы стреляем? В рабочих и крестьян. Они считают, что мы против них, мы им не даем выхода...» (вот они совковое воспитание и теория дедульки)

Конечно, самым страшным было в те месяцы превосходство немецкой военной техники: красноармейцы с «бутылками» шли на танки. Но меня не менее страшили благодушие, наивность, растерянность.

Я помнил «странную войну» — торжественные похороны немецкого летчика, рев громкоговорителей... Война — страшное, ненавистное дело, но не мы ее начали, а враг был силен и жесток. Я знал, что мой долг показать подлинное лицо фашистского солдата, который отменной ручкой записывает в красивую тетрадку кровожадный, суеверный вздор о своем расовом превосходстве, вещи бесстыдные, грязные и свирепые, способные смутить любого дикаря. Я должен был предупредить наших бойцов, что тщетно рассчитывать на классовую солидарность немецких рабочих, на то, что у солдат Гитлера заговорит совесть, не время искать в наступающей вражеской армии «добрых немцев», отдавая на смерть наши города и села. Я писал: «Убей немца!»


______________________________________
Илья Эренбург. Люди, годы, жизнь. Книга 5
Москва, Советский писатель, 1990. Т.2, стр. 247-248



Tags: Ленин, война, воспитание, коммунизм, человек
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments